Сотвори меня заново!

Библиотека - Статьи

 

На великолукскую рок-сцену вернулся о. Дмитрий (Ласкин)

Очередной концерт в великолукском клубе «Кактус» 9 октября обещал был ярким рок-событием уже от одного присутствия на афише имени группы «The Meantraitors» Стаса Богорада, питерца, долгое время жившего в Германии, весьма колоритной личности с не менее колоритными и причудливыми татуировками.

Великие Луки в первый раз навестили поистине звёзды стиля psychobilly (psychodelic rockabilly), сайкобилли или ещё понятнее - психоделического рокабилли. С 1989 года группа записала множество альбомов, выступила во множестве концертов и вот теперь все желающие могли услышать этих отвязанных авангардистов вживую в зале городского парка.

Питерская троица создала предельно густой и энергичный звук. А трэшевый напор композиций был тем более поразителен, если учесть, что в работе находился реальный ветеран рок-сцены. «The Meantraitors» даже в почти партизанских условиях тесного зальчика звучал свежо и мощно. Уже после пары композиций даже вызывающее название группы, что можно перевести на русский как «подлые предатели», не слишком коробило.

Впрочем, этот десерт слушателям ещё предстоял, а стартовал рок-концерт с местной панк-группы «Kamutator». На этот раз ребята выступали почему-то без своих сочных ирокезов, а солист Shtak (Александр Богданов) выступал даже без своей бейсболки – поистине революционный ход.

Ну, а в остальном лидеры самообозначенного стиля VL-punk были в своём репертуаре. Первой песней стала их уже классическая «Я люблю свободу», а на завершение был сыгран свежачок «Смерть Европейскому Союзу» и совсем уже на бис – «Всё ништяк». Понятное дело, в текстах не обошлось без мата, а что касается сыгранности и чистоты звучания, то для панк-рока эти ценности в принципе крайне сомнительные.

Невольно вспомнились, пожалуй, одни из первых панков, которые выступали в Луках. Это был конец 1990-х. Великолучане тяготели тогда больше или к балладному рок-н-роллу с хардовыми нотками или к металлу. Поэтому панки были тогда из Торопца и группа называлась «ОБЖ». Поразило, как вокал систематически не попадал в музыку, даже простые аккорды смазывались.

С этой точки зрения «Kamutator» - крепкая группа, и имей они побольше почтения к панк-легендам, не изобретая заново имиджевые велосипеды, их саунд выглядел бы практически образцовым.

Не всякий возраст определяется календарными методами. И не всегда то, что было 20 лет назад, однозначно древнее самого-самого современного. Стас Богорад оказался тому вопиющим подтверждением. И не он один!

Так, в зале неожиданно был замечен художник, философ, Александр Молотков. Подошёл к нему поздороваться с немым вопросом. Он объяснил, что пришёл послушать о. Дмитрия (Ласкина), легендарного великолукского рокера, некогда лидера группы «1999 год», одной из лучших местных команд 90-х.

Оказывается, группа «Керигма», скрывающаяся за греческим новозаветным термином «Κήρυγμα - провозглашение», является нынешним проектом Ласкина, который не оставил своих музыкальных занятий даже в качестве священнослужителя. Известие о возвращении Дмитрия Ласкина на сцену подтвердил и организатор концерта Игорь Головнёв. Оставалось только дождаться этой, пожалуй, главной рок-сенсации года. И вот к микрофонам вышли – сам Ласкин, бас-гитарист Евгений Истомин, барабанщик Андрей Жаворонков, клавишник Сергей Беленко, и совсем юный флейтист Мирон Амирханян.

Уход Ласкина в церковь был предсказуемым и не слишком неожиданным. Хотя для нынешних молодых, никогда не слышавших про Ласкина, его новое появление вряд ли что-то говорило.

На слова приветствия: «Здравствуйте, знакомые и незнакомые. С незнакомыми давайте познакомимся», зал даже отозвался поначалу игривым:

- Давайте.

Дескать, давай мужичок удиви нас, всех таких прожжённых и креативных.

И Дмитрий Ласкин удивил. От его дальнейших слов пиво застревало в горле самых толстокожих пэтэушников.

- Меня зовут Дмитрий Ласкин. Я работаю в Вознесенском соборе. Служу там дьяконом 20 лет уже.

На миг в зале повисла поистине гробовая тишина. С отчётливым женским «Ах!».

Впрочем, исполнению песен прямо сейчас предшествовало чтение стихов. О. Дмитрий представил два текста своей хорошей знакомой, киевлянки:

- Я знаю, что зовут её Саша, что она помладше меня лет на десять и что работает на радио где-то в рекламе или что-то такое. Знаю только её никнейм в «Живом Журнале», мы с ней общаемся именно в Интернете.

По словам, о. Дмитрия именно её стихи побудили его снова заняться несколько лет назад творчеством. Произведения очень тонкие, умные и вместе с тем глубоко православные, заставляющие думать.

Это было нечто: стихи, читаемые вслух на рок-концерте! Ровным и сильным голосом дьякон говорил о вере, о Боге, о трудном выборе между добром и злом. И его слушали, не свистели, не материли, а именно слушали. Для рок-концертов с их простыми нравами, где могут и пивной бутылкой в лоб запулить, если чего не так, это было весьма и весьма необычно!

А потом последовала музыка. Три песни - «Сотвори меня заново!» на стихи киевлянки Саши, «Голос Матери» и «Это было к весне», мелодию к которой написал о. Дмитрию ещё один его друг по ЖЖ — Родион Книжкин. Глубокие стихи, богатые созвучия «Керигмы» заставляли подумать о Кинчеве и его теперешней «Алисе» и сравнение часто получалось не в пользу известного рокера.

Дьякон о. Дмитрий в его роли собеседника молодёжи выглядел куда убедительнее и доходчивее. За него говорила не просто его электрогитара, но его судьба!

После концерта нельзя было не обсудить этот момент с самим музыкантом.

- Священнослужитель берётся за концертную деятельность. Это как?

- Служение диакона - это преимущественно вокальное, словесное служение, оно заключается в том, чтобы вдохновлять людей на молитву, на обращение к Небу. «Пою Богу моему дондеже есмь» - есть такая фраза в древних священных песнопениях. Времена меняются, меняются понятия и восприятие людей, поэтому нужно суметь донести до них вечные истины современным поэтическим и музыкальным языком.

И хотя песни я пишу в основном для самого себя, в первую очередь, но и с расчетом на то, что они согреют души моих друзей, моих слушателей. Сегодня я чувствую,что песни мои со мной уже навсегда. Я не собираюсь останавливаться в своем творчестве. Я далеко не первый и не последний в этом амплуа.

- Выступление расцениваете как свою православную миссию?

- Не то, чтобы миссия какая-то, мы поём для себя, о том, что нас волнует. И, действительно, мы поём не то, что кому-то хотим что-то навязать или какую-то проповедь, пропаганду устроить, мы показываем то, что у нас есть в душе, что, действительно, в этом маленьком городе, где все друг друга знают – это очень важно. И мы хотим поделиться своим видением того, что сейчас наступает, что будет с землёй, страной.

- Говорить с людьми посредством, в том числе, музыки?

- Людей надо будить. То, что молодёжь далека от церкви — это понятно. Язык церковной традиции ей неизвестен, а чтобы человек заинтересовался им, нужно мостик перекинуть. А таким мостиком всегда была музыка. Как мы благодаря русскому року в своё время пришли в церковь, так я считаю, что кто-то, может быть, придёт к вере благодаря нашим песням. Не только к церкви придёт, но и к Богу. А к церкви прийти, не придя к Богу, - и это бывает. Сейчас многие хотят из политических соображений привести народ не ко Христу, а к церкви. Но это будет бесполезно и опасно для всех.

 

Отец Дмитрий (Ласкин):

- Когда я пришёл к православию, к вере пришёл, - продолжал Дмитрий, - это произошло благодаря русскому року. Мы играли тогда в городе, группа называлась «1999 год». Вот прошло 20 лет, но музыкальное творчество периодически возобновлялось.

Даже в период обучения в семинарии у меня был записан акустический альбом. Тогда молодые священники разобрали его у меня на кассетах. Развезли по стране к себе домой. С тех пор прошло много лет, и снова появилась потребность петь.

Я люблю свою духовную профессию, люблю церковное богослужение, за эти годы я хорошо узнал и прочувствовал, насколько велико для человека значение Божественной Литургии.

Вторым моим основным делом является иконописание. Написание песен стоит уже после этих двух главных дел моей жизни, оно органически вытекает из них.

 

Источник