Мы православные! http://www.rushill.ru/russkie-svyatie-i-podvizhniki/ Fri, 18 Jan 2019 09:24:39 +0000 ru-ru Жизнеописание монахини Мисаилы http://www.rushill.ru/russkie-svyatie-i-podvizhniki/zhizneopisanie-monachini-misaili.html http://www.rushill.ru/russkie-svyatie-i-podvizhniki/zhizneopisanie-monachini-misaili.html
Уже многие куряне испытали и теперь силу молитв монахини Мисаилы. Она скончалась, но она с теми, кто с верой просит ее помощи: она защитница всех страждущих, всех болящих, всех ищущих путь к Богу. Пережив и испытав на себе и страдание сиротства с шестилетнего возраста, и унижение, оскорбление, непосильную тяжесть труда с 17 лет, после навязанного замужества, она чутко воспринимала любое людское горе, беззаветно стремясь помочь людям,  одарить их добром и любовью и в трудную минуту оказать помощь советом, который особенно необходим в критические моменты жизни. Вся жизнь монахини Мисаилы  - это служение людям: все что  имела, отдавала людям, оставляя себе иконы Божией Матери и Спасителя и горячие молитвы к ним. И, живя в убогой кухоньке с двумя скамейками и одной табуреткой, она не переставала благодарить Бога и испытывать какую-то необыкновенную радость, «радость, радость-то какая! – восклицала она, ощущая особую близость к Богу. И потому, наверно, не зарастает дорожка к ее могиле, что ее молитвы слышит Бог.

Родилась будущая  монахиня Мисаила в миру Матрена Гавриловна Зорина (Гранкина) в селе Муравлево (Зорино) Курской губернии в шестидесятых годах девятнадцатого века. О ее родителях сведений не осталось, так как она и ее сестра остались сиротами. По решению местных властей сироток каждый двор брал на сутки. Трудно представить участь эти малюток. Младшая скоро умерла, а Матрена так и скиталась по чужим углам до 17 лет. По решению той же власти (как бы в рамках опекунства) ее выдали замуж за молодого красивого инвалида, отвергнутого любимой девушкой накануне свадьбы из-за повреждения позвоночника. Всю свою обиду и боль он  выместил на беззащитной сиротке. Страдания ее усилились. Весь труд по хозяйству лег на ее плечи, жизнь ее стала настоящей каторгой. Ей даже помолится, было негде, молилась и клала поклоны, когда спускалась в погреб. Она не имела права зайти в дом, если ее не позовут, летом спала в сенях или в сарае, а зимой на кухне. Через несколько лет она родила девочку, которая вскоре умерла, а спустя 6 лет родила сына, которого назвали Матвеем. После дневных работ она с сыном на руках, должна была всю ночь перевозить людей на пароме. Было холодно и страшно, ведь она была еще молодой женщиной. Только горячая молитва помогала переносить  все эти муки. В 32 года Матрена осталась вдовой, имея на руках сына. И теперь она решает уйти  в монастырь. Сына Матрена поручила свекрови. Вместе со знакомой девушкой, попросив благословения, у архиерея Курского и Белгородского (предположительно Ефрема (Рязанова)), решила уйти в Иерусалим. Курский губернатор дал им на дорогу пятьдесят золотых. Они отправились пешком. Сначала в Киев, поклониться святым местам, из Киева – в Одессу. До Одессы шли тоже пешком. А затем на пароходе переправились в Турцию и оттуда в Иерусалим. Обе готовились к монашескому постригу в Иерусалиме.

Но воля Божия была иной. На Крещение Господне, во время освящения воды в Иордане, к Матрене, стоящей позади всех молящихся, подошел незнакомый монах. Он подал ей камушек с того места, где по преданию, стоял Сам Иисус Христос, когда принимал Крещение от Иоанна Предтечи. Еще монах подал шапочку какого-то святого и при этом сказал ей:  «Возьми, тебе это пригодится». Спустя некоторое время Матрена увидела во сне, как ее заливает водой и какой-то голос говорит: «Вернись на родину, ты там нужна». Она рассказала священнику, они долго молились о вразумлении, ведь сны бывают не только от Бога, но и от лукавого.


Камешек, шапочка и четки монахини Мисаилы

Трижды повторился сон: в первый раз вода заливала ноги, во второй раз - была по пояс, а в третий закрывала уж и шею. И трижды тот же голос повторял: «Вернись на родину, ты там нужна». Священник благословил ее вернутся  на родину.
Она возвратилась в Муравлево. Свекровь подарила ей дом. А в 36 лет Матрена Гавриловна заболела. Болезнь была тяжелая и скоротечная. Очнулась Матрена уже в гробу, как будто от какой-то яркой вспышки. Псаломщик, читавший Псалтырь, в ужасе бежал. Когда она опустила ноги из гроба, желая встать, то увидела в святом углу, как будто в облаке, Божию Матерь «Троеручицу». Пресвятая Богородица обратилась к Матрене: «Милая моя, много ты пострадала, много претерпела, но теперь, где ты будешь, там и Я буду, где твоя нога ступит, там и Моя». Что еще сказала, Богородица Матрена Гавриловна никогда никому не рассказала. Она получила от  Божией Матери дар прозорливости, дар исцеления больных молитвами и еще один дар – дар совета, столь необходимого человеку в трудную минуту жизни.
Тогда же раба Божия Матрена принимает монашеский постриг с именем Мисаилы.
Божий дар проявился сразу. Первый раз она указала соседу, у которого увели лошадь, точное место, где ее найти. Постепенно известность ее стала расти. Начали приходить не только соседи, но и из других сел, узнал и город. Круг ее известности все расширялся.  Стали писать и приезжать из Москвы, Евпатории, Одессы,  Риги и других городов.
После революции, в лютые года богоборчества, когда закрывались монастыри и храмы, а священники тысячами уничтожались в застенках, Господь все же не до конца оставил нашу землю своей милостью. Среди народа поставлены были светильники, несущие в себе благодать Божию, для спасения многих людей. Одним из таких светильников и стала для курских людей монахиня Мисаила.

В кругу семьи 1950 год

К матушке приходили  люди разных убеждений, разных взглядов, просили совета в самых сложных жизненных ситуациях. И никто не уходил от нее без утешения и надежды. Она говорила, что даже после смерти всегда успокоит того, кто придет к ней на могилку со своей бедой. В годы коллективизации старица Мисаила была вынуждена вновь скитаться. Ее сына арестовали, а домик был продан. Восемь лет  она скиталась. Только в 1937 году ей разрешили построить дом, маленький сруб, в котором была одна кухня. Все это было скромно: стол, 2 скамейки, табуретка, иконы и лампады.  Сколь скромна была ее кухня, столь скромна была ее жизнь. Вставала рано, чтобы успеть помолится до прихода людей, которые длинной цепью выстраивались по коридору и во дворе. У каждого бабушка спрашивала имя, кратко, точно, спокойно отвечала на все вопросы, никогда не повторялась.
Прежде чем ответить, смотрела на икону Божией Матери, затем отвечала на вопрос. Молилась она много, и каждое мгновение молитвы озаряла ее радостью.  Во всем она видела только лучшую сторону жизни. Всех матушка принимала радушно. Сколько побывало в ее кухоньке, сколько пролито  было слез, сколько утешено сердец и подано надежд. К старице шли за советом, если она считала какое-то дело полезное, то благословляла, если считала, что делать чего-то не надо, то говорила: «Совет не даю, воли не отнимаю». Она видела настоящее посетившего ее человека, предвидела будущее и на основе этого давала исчерпывающий ответ. Но сколько «волнений» приносили эти люди районному прокурору и местной власти.
Они пытались разогнать людей, запугать их и бабушку, она отвечала: «Я никого не зову, их зовет горе, а я не могу не принять их».  Никогда  ничего не просила она у людей, а если получала, то сразу же помогала другим. Много ежедневно получала писем, отвечала она на вопросы: «Что делать?» - вечером. Присылал письма и Архиепископ Лука из Симферополя. Прислал свою фотографию. Письма, к сожалению, хранить не могли, и после ответа сжигали.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Канонизирован, мощи находятся в Симферополе

До войны приезжал к матушке секретарь Обкома партии из Курска, обычно, ночью, чаще его жена. Во время войны секретарь Бесединского райкома КПСС, он руководил партизанским движением,  и когда немцы подходили к Сталинграду, он пришел к старице с вопросом: «Стоит ли продолжать вести партизанскую войну, если немец уже у Сталинграда?». Она успокоила его и сказала: «Немец от Сталинграда будет бежать» и благословила не распускать партизан, продолжать войну». Приходил и немецкий комендант станции Полевой, узнать о своей семье в Берлине. «Семья твоя жива, никто не погибнет, а вот дом ты строишь в Полевой напрасно, скоро вы будете бежать отсюда, а пока ты будешь вещи вывозить, твой дом растащат по бревнышку». Офицер не поверил, а так и было: он вместе с солдатами выносил вещи, а наши люди уже растаскивали дом. Комендант возмутился: «Ведь дом может быть вокзалом, клубом». Но, увы! Дом растащили.
Пришла с Полевой женщина: «Бабушка, я хочу уехать с Полевой, станцию могут бомбить, я уже часть вещей перевезла из Полевой в другую деревню», а бабушка ей отвечает: «Пока не поздно, верни вещи в Полевую и оставайся на месте, война - ведь война». Женщина послушала совета, сразу все вернула в Полевую, а село, куда она собиралась переехать, сгорело.
Молодая односельчанка Евфрасинья пришла узнать о муже: «Бабушка, от Петрака (так звали мужа) нет писем, погиб, наверное?» Бабушка молится, перебирает четки и затем уверенно говорит: «Жив твой Петрак – ранен в ногу, скоро получишь известие, и сам потом будет». Действительно, Евфросинья получила письмо, принесла его бабушке,- муж ранен в ногу, лежит в госпитале в Алма-Ате, обещал после выздоровления заехать домой. Прошло некоторое время, женщина опять прибежала к бабушке: «Что-то случилось, наверное: нет Петрака и писем нет». И вдруг бабушка, как бы недовольная: «Зачем ты пришла, иди домой». Женщина молча ушла, но поздно вечером пришла вновь радостная и сообщила, что Петрак  ждал ее у порога.
Бабушка никому не говорила: «Твой сын или муж погиб». Но если она говорила коротко, будто ей тяжело: «Бог даст, будет жить, помолись. Если она отвечала уверенно, либо описывала подробности, окружающие данного человека, значит: «Жив». Часто приходила соседка Николаевна, муж ее был на фронте. На вопрос Николаевны о муже долго не отвечала, все молилась, перебирая четки и, наконец, сказала: «Жив твой Клим, только в очень темном и тесном месте, но ничего, придет домой и даже подарок тебе принесет». Шла женщина домой и думала: «В темном и тесном месте, наверно в гробу?  Не захотела матушка Мисаила меня расстраивать, А вот что за подарок?». Прошло время. Вернулся и Клим домой. Оказалось, он с частью попал в плен, их немцы загнали в подвал какого-то дома, настолько маленький, что они не могли даже присесть. Ночью началась бомбежка, угол дома был разрушен бомбой, все пленные бросились в рассыпную. Прошли ночью линию фронта, по дороге из плена попался магазин, который разбирали люди, ему достался рулон ситца. Вот вам и сам Клим и с подарком жене.Господи, какими неведомыми путями прошла бабушка с ним этот путь!
Во время войны Елена Викторовна (завуч школы №8) жила с матерью в Курске, а ее тетя, врач, была на фронте. Однажды к ним пришла женщина якобы по просьбе тети, которая  (по словам пришедшей) попала, в плен и просила передать ей теплое пальто и какие-нибудь продукты. Они не знали, как поступить, но женщина сумела их убедить. На другой день Елена Викторовна собрала кое-какие вещи и, положив их на санки, пошли обменять в деревню. Им посоветовали зайти к матушке Мисаиле. Она выслушала их и  сказала: «Сестра и тетя ваша в центре скоро получите телеграмму и посылку». Они хотели бабушку чем-то отблагодарить, но она даже и слушать не захотела, Это было в январе1943 года, а в феврале Курск был освобожден от немцев, и они получили телеграмму от сестры матери из Москвы (центра)  о том, что она работает в госпитале, и выслала ей посылку.
А сколько приходило к бабушке душевно надломленных войной людей! Среди них была и девушка, возвратившаяся из Германии, которую отец ударил прикладом по руке, чтобы забрать чемодан, не ведая, что это его дочь, а ей ампутировали руку; а жена полковника, скорбящая, что ее муж в Германии отобрал у немецкого ребенка фартучек,
в котором осталась надкушенная детскими зубками морковка; и офицер, который  в Дрездене на трамвайной остановке снял с немки котиковую шубу, и с тех пор ее молчаливый укор преследовал его везде; и бывший офицер, которого после боя спас немец, перевязав ему раны и дав ему выпить из своей фляжки коньяк, а он застрелил немца из-за золотых часов.  И только сам поднялся, как шальной снаряд оторвал ему руку с часами, и много других. Все они приходили к старице за помощью, за врачеванием своих душевных недугов. И  она молилась за каждого из них.
А с какими только недугами к ней не приходили: и с сердечными, и заболеваниями внутренних органов, и бесноватые – все шли. Лечила она, прежде всего силой Божией. Молилась, давала святую воду, использовала для лечения и травы. И больным и бесноватым клала на голову шапочку, сверху – камушек (те самые – из Иерусалима), а на камушек  - руку и читала молитвы и, прежде всего «Да воскреснет Бог». Приезжал к ней архитектор из Тулы. Он был очень красив и, возможно, какая-то злопамятная женщина решила отомстить за неразделенное чувство. Где он только не лечился, пока не узнал о монахине Мисаиле. Свою благодарность Фромов выразил на полотне, изобразив ее сидящей с четками, и, кроме того, написал ее портрет. Как быстро известие о ее чудодейственной силе разлеталась по городам и весям! В Харькове, куда она приехала к сыну, не успела она приехать, как уже приехал полковник милиции и пригласил ее к шестилетнему сыну, не ходящему с детства. И бабушка вернула здоровье ребенку.  Каждый год эта семья приезжала в Муравлево. Мальчик садился на скамеечку у бабушкиных ног, обнимал их любовью и повторял: «Моя бабушка, моя дорогая бабушка!».
Так Лидия Федоровна Касьмина 1941 года рождения, д. Горки, ст. Полевая,  проживающая по адресу г. Курск, ул.Союзная 12, кв.96 вспоминает:«Первый раз я попала к матушке, мне было лет шесть. Я была очень испугана. Она посадила меня  и на голову положила шапочку и камушек, читала молитвы, а когда уходили, бабушка положила мне гостинцы и сказала: «Деточка, приходи ко мне в гости». Испуг вылечился с первого раза, я стала спокойно спать, ничего не бояться. После этого раза я стала звать маму: «Пойдем к бабушке». Но мама ссылалась на неотложные дела, не могла часто ходить: то не на кого  оставить отца больного, то корова не доена,  то пчел не оставить без присмотра. И когда в следующий раз мы пришли к бабушке, то она сказала: «Милая деточка, наконец-то мать выбрала время привести ребенка, а то ребенок плачет, а не на кого оставить корову, отца больного и пасеку». И еще сказала: «Оля выучится, будет начальником, и  доживать тебе придется с дочерью, а не с сыном». Так оно и случилось. И я любила ее как  родную бабушку, и мы часто ходили к ней, и я не замечала расстояния 7 километров, летела как на крыльях.  Однажды мы пришли к матушке спросить за папу. Она все рассказала, что надо ему купить, какие лекарства, травы: он болел астмой. А мама спрашивает за мужа сестры (Николая Крутилова).  А бабушка ответила: «За этого безбожника говорить не хочу. Ведь он в святом углу табак сушит». А он, действительно, выращивал табак и сушил в святом углу.  Как могла узнать об этом матушка?». Мои родители решили построить дом, а совета не спросили. А когда построили, накрыли крышу соломой и пошли к матушке посоветоваться, что дальше делать. А она говорит: «Господи, что же вы наделали, надо было раньше спрашивать, а теперь заварили кашу -  ни себе, ни людям». Вскоре дом сгорел».
Монахиня Мисаила (в центре) с монахинями Свято-Троицкого женского монастыря.

Рассказывает Мелихова Анна Яковлевна: «Сын пяти лет заболел дифтерией и стал глухонемым. Так как в Курске не было школы глухонемых, надо было ехать  в город Обоянь, она пошла к матушке за советом. Матушка сказала: «Не волнуйся, отвези, сына в Обоянь учится, он получит образование. В начале будет работать в Курске». И еще сказала: « Выучится, будет грамотным, будет ходить при часах, потом женится, потом переедет в большой город. У него будут дети: девочка и мальчик. Купит домик, но долго в нем жить не будет, сыну дадут казенную квартиру, будут к нему все ездить в гости». Это было сказано в 1931-1932 годах. И все слова матушкины слова сбылись.
Получил образование, в 1954 году женился, с женой переехали в Киев. Родились девочка Наташа в 1956 году, и сын Витя -1963 год. Жили, душа в душу, очень много ездили к ним в Киев друзей и знакомых.  В 2004 году отпраздновали  золотую свадьбу.
У Анны Яковлевны было четыре брата. Во время войны все были на фронте. Кончилась война, никто не вернулся. И она пошла к матушке узнать: нужно ли их поминать по-христиански. Матушка сказала: «Старшего не поминайте (Иван Халин) он скоро вернется, сейчас он на черной земле (он был в плену); двух поминайте: Анатолия и Владимира, а Дмитрия поминать не надо, он жив, но увидится, с ним вряд ли придется.После войны его видели в Киеве, бывший глухонемой Саша встретил его сам, но Дмитрий попросил: «Никому не говори, что меня видел». В чем причина - неизвестно.  Вот таким необыкновенным человеком была старица – в миру Матрена Гавриловна,  в монашестве – монахиня Мисаила.
Нина Кирсанова, Беседино, д. Кизилово дружила с певчей Пелагеей,  а та рассказывает, что их семья очень дружила с матушкой, и она говорила: «Как умру, приходите ко мне на могилу». И вот что вспоминала еще, она была на могиле матушки, сорвала цветы, принесла домой и приколола под потолок. Потом долго болели зубы. В это время она вспомнила о цветах. Оторвала лепесток и приложила к больному месту, и вскоре зубы перестали болеть и никогда с тех пор не болят.
Александра Степановна Коровина, село Хвостово, Курского района вспоминает: «Помню один неприятный случай. Это было в школе с.Хвостово, сын соседки не хотел учиться, пришел к учителю и говорит: «Сделай мне свидетельство за 7 классов». Учитель ему отказал. А парень ему пригрозил в ответ: «Ну ты меня еще вспомнишь».  И однажды кто-то поджег учительский дом. Жена учителя пришла к матушке, та ей ответила так: «О том кто это сделал, узнаешь в день иконы «Утоли мою печаль». А это был день престольного праздника в церкви с.Хвостово. Именно в этот день приехала милиция за этим парнем, на которого пало  в свое время подозрение. Учитель с женой сразу все вспомнили».
Жительницы села 2-е Любицкое Медвенскокого района, Ефремовой (в замужестве Дурневой) Екатерины Федоровны, 1916 г.р., проживающей в настоящее время по адресу: Курская обл., Медвенский район, п/о Китаевское, пос.Знаменский рассказывает о старице:«О прозорливости матушки Мисаилы было известно в наших краях еще с Первой мировой войны, когда женщины ходили к ней в д, Зорино, что у станции Полевая, чтобы узнать о мужьях, ушедших на фронт.
Когда началась Великая Отечественная война, наше село Любицкое было оккупировано уже поздней осенью 1941 года. Всякая связь с фронтом прекратилась. Чтобы узнать о своих мужьях, братьях или сыновьях, женщины вновь шли к матушке Мисаиле 18 км до  ст. Полевая. В 1942 году пошли и мы с кумой, Татьяной Константиновной Акатовой, из села 2-е Любицкое. Посетителей у нее было много. Когда мы с кумой Татьяной вошли к матушке Мисаиле, она, взглянув на Татьяну, сказала ей: «А ты что пришла?». Кума ответила, что узнать о муже. На это матушка Мисаила ей сказала: «Он у тебя дома». Кума не могла понять, как это может быть, но когда вернулась домой, увидела, что матушка Мисаила сказала правду — муж действительно был дома. Он сражался в партизанском отряде и после боя тайком навестил дом. Когда я спросила ее о муже Андрее, она ответила, что он на фронте, жив и «начальник». Так оно и было - муж был командиром. За брата Митю сказала, что он в плену, но будет дома. Это все подтвердилось: действительно, под Харьковом мой брат, Дмитрий Федорович Ефремов, попал в плен, но через знакомых его удалось за несколько мешков зерна вызволить из плена, он тайком вернулся домой, а после освобождения в феврале 1943 года вновь попал в Красную армию, воевал и был убит на Курской дуге в июле 1943г.
О другом брате, Иване, матушка Мисаила сказала: «Жив, на фронте, начальник». Так и было: брат был капитаном и держал оборону Ленинграда. Спросила я и о мужьях моих золовок Григории и Николае. Она ответила: «Вернуться, будут живы». Так и вышло. После войны они вернулись домой.
В 1944 году я опять пошла к матушке Мисаиле, узнать о муже. Матушка ответила: «Он у тебя в огородах, но домой не зайдет. Начальник. Живой будет, вернется». И, правда: муж с боями проходил через Воронеж  рядом вроде, но конечно же не увиделись. В Воронеже он был ранен;  лежал  в госпитале. A после войны вернулся домой».
Очень часто матушка посылала людей в Коренную пустынь, даже  тогда, когда туда не допускали людей. Тесную связь монахиня Мисаила поддерживала со Свято-Троицким женским монастырем г.Курска, но особенно любили и ценили ее в Глинской пустыни, который, как известно, славился высоким духом иноческого жития.

Свято-Троицкий женский монастырь.

Из жизни она ушла  тихо и спокойно, никому не причиняя хлопот, Случилось это 16 декабря 1953 года. Весть о ее кончине быстро дошла до людей.  Сколько их пришло попрощаться с ней: из соседних сел, из Курска, из Солнцева, Обояни – отовсюду. Люди несли гроб до церкви  на своих руках, каждый старался хоть коснуться его рукой. Спокойно и торжественно пели певчие Свято-Троицкого женского монастыря. Три священника совершали отпевание. Люди плакали искренне, они понимали, кого хоронят. Люди шли поминать матушку несколько дней.
За всю жизнь от Матушки Мисаилы никто не услышал слов осуждения ни о ком. Она всегда стремилась оправдать человека, смягчить неприязненное отношение к нему ближних. Никогда не обижалась и на своего мужа. Все покрывала любовь.  Крепость характера сочеталась с необыкновенным смирением, кротостью добротой сердца.


Мисаила в год смерти с невесткой (1953 год)

Дорого каждое свидетельство очевидца, драгоценна каждая крупица воспоминаний о  старице которая молится ныне о нас перед Царем Небесным.  Тем более дорого это тем, кто обращался к ней уже после блаженной кончины, ведь не зарастает тропинка к могиле матушки и по сей день. Материала собрано много, но работа продолжается, потому и просим всех, кто может вложить свою лепту в это святое дело.
Помнит ли кто-нибудь из живущих матушку Мисаилу, знает ли кто людей, которым Господь дал видеть ее, общаться?
В курской периодической печати, в газете «Русь Державная» появился ряд публикаций, посвященных монахине Мисаиле. По телевидению была показана серия телерепортажей, Курская Епархия выпустила видеофильм о старице. Так благодаря имени монахини Мисалы  прославляется Муравлево - этот чудесный уголок святой курской земли, с каждым днем растет поток паломников со всей России, ближнего Зарубежья, побывали здесь даже гости из Германии, США, Ливана.
Если у кого-нибудь сохранились личные воспоминания или они слышали со слов знакомых, родственников о случаях помощи старицы людям при ее жизни и после смерти, то вы можете сообщить их по телефонам +7-906-572-11-14; (4712) 57-80-36 или направить на электронную почту сайта misaila@mail.ru (при возможности укажите где, когда, с кем произошло чудо, его краткое содержание, дату и свой телефон).

Внучка монахини Мисаилы

Соколова Людмила Матвеевна

город Курск, 2010 год

 

Источник

]]>
noonesdeal@rambler.ru (Administrator) Русские Святые и подвижники Tue, 12 Mar 2013 14:38:34 +0000
Святая Блаженная Ксения Петербургская http://www.rushill.ru/russkie-svyatie-i-podvizhniki/svyataya-blazhennaya-kseniya-peterburgskaya.html http://www.rushill.ru/russkie-svyatie-i-podvizhniki/svyataya-blazhennaya-kseniya-peterburgskaya.html  

 

День памяти:  Январь 24 (ст.ст) / 6 февраля

 

Житие блаженной Ксении Петербургской


«…Ты бо еси граду сему похвала и утверждение»
(Кондак, глас 3)

Блаженная Ксения Петербургская еще при жизни и на протяжении XIX-XX веков почиталась скорой помощницей и чудотворицей. Ради спасения и любви к ближним она взяла на себя подвиг казаться безумною. За свои труды, молитвы, пощения, странничества и претерпевание со смирением насмешек блаженная получила от Бога дар прозорливости и чудотворения. Ее часовня на Смоленском кладбище была испещрена благодарностями за содеянные чудеса по ее молитвенному предстательству.

На Поместном Соборе Русской Православной Церкви в июне 1988 года блаженную Ксению Петербургскую причислили к лику святых.

Блаженная Ксения родилась между 1719 и 1730 годами и свой спасительный подвиг несла в Петербурге. Мужем Ксении был певчий придворного хора Андрей Феодорович Петров. О детстве и юности блаженной ничего не известно, память народная сохранила лишь то, что связано с началом подвига юродства Ксении – внезапная смерть мужа, умершего без христианского покаяния.

Потрясенная этим страшным событием, 26-летняя вдова решила начать труднейший христианский подвиг – казаться безумною, дабы, принеся в жертву Богу самое ценное, что есть у человека – разум, умолить Создателя о помиловании внезапно скончавшегося супруга. Ксения отказалась от всех благ мира, отреклась от звания и богатства, и более того – от себя самой. Она оставила свое имя и, приняв имя супруга, прошла под его именем весь свой крестный путь, принеся на алтарь Божий дары всеспасительной любви к ближнему.

Когда в день похорон мужа Ксения надела на себя его одежду: камзол, кафтан, штаны и картуз и в таком костюме пошла провожать его гроб, родственники мужа и знакомые Ксении решили, что смерть Андрея Феодоровича помрачила ее сознание. Они весьма сожалели о ней. Ксения же, как потерявшая рассудок, утешала их говоря: «Андрей Феодорович не умер, но воплотился в меня, Ксению, которая давно умерла». Так началось ее скитание по улицам Петербурга.

Дом, оставшийся ей после смерти супруга, она решила подарить Параскеве Антоновой, снимавшей у нее комнату, имущество свое раздать бедным, деньги же снести в церковь за упокой души «рабы Божией Ксении».

Узнав о таком решении, родственники мужа подали прошение начальству умершего Андрея Феодоровича, прося не позволять Ксении в безумстве раздавать свое имущество. Однако после соответствующего обследования было вынесено заключение, что она совершенно здорова и вправе распоряжаться своим имуществом.

После этого блаженная Ксения раздала все, что имела, и в одном только мужнином костюме выщла на улицу на свое подвижническое странствие. Целыми днями бродила она по Петербургу, зимой и летом, в зной и стужу, подвергаясь всяческим нападкам и насмешкам. Ее странный костюм и невразуметельнные речи, ее кротость и незлобивость давали повод злым людям, особенно шалунам мальчишкам, глумиться над ней. Но блаженная Ксения, непрестанно молясь, безропотно несла свой спасительный подвиг.

К этому времени относится начало строительства новой каменной церкви на Смоленском кладбище. Воздвигнутое строение было уже весьма высоким, и каменщикам приходилось сначала поднимать кирпич на леса, а потом класть его в кладку. Блаженная Ксения решила тайно помогать строителям. Целыми ночами, в любую погоду, поднимала она кирпич и складывала его на лесах. Наутро рабочие только дивились случившемуся. Наконец они решили узнать, кто же их незримый помощник и, придя ночью на стройку, обнаружили, что это известная всей петербургской стороне «безумная» Ксения.

Мало-помалу наиболее чуткие христиане стали замечать, что Ксения не просто глупая побирушка, а есть в ней что-то особенное. Милостыню, которую ей предлагали, брала она не у каждого, но у людей добрых и сердечных. Всегда беря только копейку, она тут же отдавала ее таким же нищим, как и она сама.

После того как мужнина одежда от времени истлела, она стала одеваться зимой и летом в жалкие лохмотья, а на босых, распухших от мороза ногах, носила рваные башмаки. Многие предлагали ей теплую одежду и обувь, но блаженная не соглашалась ничего брать и неизменно одевалась либо в красную кофту и зеленую юбку, либо в зеленую кофту и красную юбку.

Днем Ксения, как безумная, бродила по городу, а на ночь, укрываясь от глаз людских, выходила за город, в поле, и там пребывала в молитве, попеременно кладя поклоны на все четыре стороны света. В поле, по ее словам, присутствие Божие было «более явственно».

Вскоре окружающие стали обращать внимание, что в ее словах и поступках часто кроется глубокий смысл. Замечали, если Ксения просила что-нибудь, это было знаком грядущей невзгоды или беды для того, у кого спрошено и, наоборот, если кому подавала, то получателя в скором времени ждала нечаянная радость.

Позднее, когда блаженная стала почитаться за прозорливицу, стоило ей появиться на улицах и рынках города, как всякий знавший ее предлагал ей свои услуги. Все наперебой упрашивали «Андрея Феодоровича» взять что-нибудь или отведать от предлагаемого товара, ибо подмечено было, если Ксения берет что-то у хозяина, торговля его бывает очень удачной.

Матери, завидя Ксению, спешили к ней со своими детьми с просьбой благословить или только погладить ребенка по голове, убежденные, что одно прикосновение блаженной исцелит его.

Своим великим смирением, подвигом духовной и телесной нищеты, любви к ближним и молитвою стяжала Ксения благодатный дар прозоливости. Этим своим даром многим она помогала в деле жизненного устройства и душевного спасения.

Известен случай, когда блаженная Ксения позаботилась о благе и спасении еще не родившегося младенца. Пришла она как-то к давнишней знакомой Параскеве Антоновой, которой подарила свой дом, и говорит: «Вот ты тут сидишь да чулки штопаешь, а не знаешь, что тебе Бог сына послал! Иди скорее на Смоленское кладбище!» Параскева была весьма смущена этой нелепицей, однако послушалась блаженную и пошла. У самого кладбища увидела она толпу народа и, подойдя, узнала, что какой-то извозчик сбил с ног беременную женщину. Здесь же на земле женщина родила мальчика, а сама скончалась. Все пытались узнать, кто это женщина и где ее родственники, но не преуспели в этом. Увидев в случившемся перст Божий, Параскева взяла мальчика к себе, усыновила и воспитала во всей строгости христианской жизни. Сын ее до глубокой старости содержал свою мать и весьма почитал ее. Параскева же благодарила Бога и рабу Божию Ксению за ее повеление принять на воспитание сына.

Блаженная Ксения подвизалась в подвиге юродства около 45 лет, можно утверждать, что она отошла ко Господу в самом начале девятнадцатого века.

Погребена была святая угодница Божия на Смоленском кладбище Петербурга, где в свое время помогала строить церковь во имя иконы Смоленской Божией Матери.

Со дня кончины блаженной прошло около двух веков, однако творимые по молитвам угодницы чудеса не иссякают и народная память о ней не исчезает.

В 1902 году над могилой блаженной Ксении построили новую часовню с мраморным иконостасом и надгробием. Она всегда была открыта для совершения панихид, и нигде не служилось столько панихид, как на могиле блаженной Ксении.

В настоящее время часовня отреставрирована и вновь открыта для доступа и молитвы.

Молитвами блаженной Ксении да даст Господь свою милость и благословение всем с верою и любовию притекающим к ее небесному предстательству. Аминь.

Тропарь блаженной Ксении, глас 7.

Нищету Христову возлюбивши, безсмертныя трапезы ныне наслаждаешися, безумием мнимым безумие мира обличивши, смирением крестным силу Божию восприяла еси, сего ради дар чудодейственныя помощи стяжавшая, Ксение блаженная, моли Христа Бога избавитися нам от всякаго зла покаянием.

Кондак, глас 3.

Днесь светло ликует град святаго Петра, яко множество скорбящих обретают утешение, на твоя молитвы надеющиеся, Ксение всеблаженная, ты бо еси граду сему похвала и утверждение.

 

Источник

 

Молитвы к святой блаженной Ксении Петербургской


 

]]>
noonesdeal@rambler.ru (Administrator) Русские Святые и подвижники Wed, 06 Feb 2013 12:36:36 +0000
Священномученик Анатолий, митрополит Одесский http://www.rushill.ru/russkie-svyatie-i-podvizhniki/svyaschennomuchenik-anatoliy-mitropolit-odesskiy.html http://www.rushill.ru/russkie-svyatie-i-podvizhniki/svyaschennomuchenik-anatoliy-mitropolit-odesskiy.html  

{module Anywhere}

Память 10 (ст. ст) / 23 января

Священномученик Анатолий родился в конце XIX века. Он был сыном служащего из города Ковеля на Волыни. Отучившись в семинарии, он поступил в Киевскую духовную академию. Будучи еще студентом, он принял постриг и был рукоположен в священный сан. Через пять лет он закончил учебу с отличием и получил степень магистра богословия. Святой Анатолий обладал необычайной эрудицией и специализировался на истории сирийского монашества до арабского завоевания.

В 1911 году он был возведен в сан архимандрита и назначен инспектором Московской духовной академии. Затем его рукоположили в епископа Чистопольского, викария Казанской епархии, и поставили ректором Казанской духовной академии. После революции 1917 года святитель Анатолий с большим трудом сумел отсрочить закрытие этого заведения, превратив его в частный институт. За это в 1921 году он был арестован и осужден на год принудительных работ. После освобождения священномученик Анатолий взошел на Самарскую кафедру, но в 1923 году его вновь арестовали по клеветническому доносу.

По освобождении святой был возведен в сан архиепископа, в третий раз арестован за «антисоветскую деятельность» и сослан в Красноводск в Туркмении. В заключении святой Анатолий продолжал научную деятельность и вел переписку с коллегами и прихожанами. После серьезной болезни и операции его перевели в Москву без права выезда (1927).

Святой Анатолий подписал декларацию митрополита Сергия, заместителя Патриаршего местоблюстителя, о лояльности Церкви по отношению к советской власти и был назначен Одесским епископом и членом Священного Синода (1928). Эта должность и тот большой духовный авторитет, которым пользовался святой Анатолий, позволили ему много сделать для разрешения противоречий и преодоления расколов, сотрясавших Церковь в то время испытаний.

Святитель Анатолий занимал некоторое время и Харьковскую кафедру. В 1936 году он был снова арестован и заключен в киевскую тюрьму, где с ним очень жестоко обращались. В этих условиях у него обострились болезни, и он лишился возможности ходить. Несмотря на это, в конце года его перевели в Москву и 27 января 1937 года приговорили к пяти годам принудительных работ за контрреволюционную деятельность.

Оказавшись в Ухто-Печорском концентрационном лагере на севере России, священномученик Анатолий вскоре потерял зрение. 23 января 1938 года после многих месяцев страданий он отошел ко Господу, скончавшись от отека легкого.

Источник

 

]]>
noonesdeal@rambler.ru (Administrator) Русские Святые и подвижники Mon, 04 Feb 2013 22:48:00 +0000
Святые мученики Феодор Варяг и сын его Иоанн http://www.rushill.ru/russkie-svyatie-i-podvizhniki/svyatie-mucheniki-feodor-varyag-i-sin-ego-ioann.html http://www.rushill.ru/russkie-svyatie-i-podvizhniki/svyatie-mucheniki-feodor-varyag-i-sin-ego-ioann.html  

 

Дни памяти: Июль 12, Сентябрь 28 (Печер.(Б))

Святые мученики Феодор Варяг и сын его Иоанн жили в Киеве в Х столетии, когда варяги, предки нынешних шведов и норвежцев, принимали особенно деятельное участие в государственной и военной жизни Руси. Купцы и воины, они прокладывали новые торговые пути в Византию и на Восток, участвовали в походах на Царьград, составляли значительную часть населения древнего Киева и княжеских наемных дружин. Главный торговый путь Руси — из Балтийского моря в Черное — называли тогда "путь из варяг в греки".

На варяжскую дружину опирались в своих начинаниях вожди и устроители ранней русской государственности. Как и славяне, среди которых они жили, многие из заморских пришельцев под влиянием Византийской Церкви принимали святое Крещение. Киевская Русь занимала срединное место между языческой Скандинавией и православной Византией, поэтому господствующими в духовной жизни Киева оказывались попеременно то живительное веяние христианской веры, шедшее с юга (при блаженном Аскольде в 860-882 гг., при Игоре и святой Ольге в 940-950-х гг.), то губительные вихри язычества, налетевшие с севера, от Варяжского моря (при Вещем Олеге, убившем Аскольда в 882 г., при восстании древлян, убивших Игоря в 945 г., при князе Святославе, отказавшемся принять Крещение, несмотря на настояния своей матери, равноапостольной Ольги).

{module Anywhere}

Когда в 972 г. (по другим данным, в 970 г.) Святослав был убит печенегами, великим князем Киевским оставался назначенный им старший сын, Ярополк. Средний сын, Олег, былинный Вольга Святославич, держал Древлянскую землю, младший, Владимир, — Новгород. Правление Ярополка (970-978 гг.), как правление его бабки, Ольги, вновь стало временем преимущественного христианского влияния на духовную жизнь Руси. Сам Ярополк, по мнению историков, исповедовал христианство, хотя, возможно, латинского обряда, и это никак не соответствовало интересам скандинавских дружинников — язычников, привыкших считать Киев оплотом своего влияния в землях славян. Их предводители постарались поссорить между собой братьев, вызвали междоусобную войну Ярополка с Олегом, а после того, как был убит Олег, поддержали Владимира в борьбе против Ярополка.

Будущий креститель Руси начинал свой путь убежденным язычником и опирался на варягов, специально приведенных им из-за моря, в качестве военной силы. Его поход на Киев 978 года, увенчавшийся полным успехом, преследовал не только военно-политические цели: это был религиозный поход русско-варяжского язычества против нарождавшегося киевского христианства. 11 июня 978 года Владимир "сел на столе отца своего в Киеве", а несчастный Ярополк, приглашенный братом для переговоров, при входе в пиршественный зал был предательски убит двумя варягами, пронзившими его мечами. Для устрашения киевлян, среди которых уже многие, как русские, так и варяги, были христиане, в восстановленном и украшенном новыми идолами языческом святилище были совершены неизвестные до того времени у днепровских славян человеческие жертвоприношения. В летописи сказано о поставленных Владимиром кумирах: "И приносили им жертвы, называя их богами, и приводили к ним своих сыновей и дочерей, и жертвы эти шли бесам... И осквернилась кровью земля Русская и холм тот".

Видимо, к этому первому периоду торжества язычества в Киеве при вокняжении Владимира следует отнести гибель святых мучеников Феодора Варяга и сына его Иоанна, которую можно в этом случае датировать 12 июля 978 г. Возможно, впрочем, что подвиг святых киевских варягов-мучеников имел место летом 983 года, когда волна языческой реакции прокатилась не только по Руси, но и по всему славяно-германскому миру. Против Христа и Церкви почти одновременно восстали язычники в Дании, Германии, прибалтийских славянских княжествах, и всюду волнения сопровождались разрушением храмов, убийством духовенства и христиан-исповедников. Владимир в тот год ходил в поход на литовское племя ятвягов и одержал над ними победу. В ознаменование этой победы киевские жрецы и решили снова устроить кровавое жертвоприношение.

... Жил среди киевлян, сообщает преподобный Нестор Летописец, варяг по имени Феодор, долгое время до того пробывший на военной службе в Византии и принявший там святое Крещение. Языческое имя его, сохранившееся в названии "Турова божница", было Тур (скандинавское Тор) или Утор (скандинавское Оттар), в старинных рукописях встречается то и другое написание. У Феодора был сын Иоанн, красивый и благочестивый юноша, исповедавший, как и отец, христианство.

"И сказали старцы и бояре: Бросим жребий на отроков и девиц, на кого падет он, того и зарежем в жертву богам". Очевидно, не без умысла, жребий, брошенный языческими жрецами, пал на христианина Иоанна.

Когда посланные к Феодору сообщили, что его сына "избрали себе боги, да принесем его им в жертву", старый воин решительно ответил: "Не боги это, а дерево. Нынче есть, а завтра сгниет. Не едят они, не пьют и не говорят, но сделаны человеческими руками из дерева. Бог же Един, Ему служат греки и поклоняются. Он сотворил небо и землю, звезды и луну, солнце и человека, и предназначил ему жить на земле. А эти боги что сотворили? Они сами сотворены. Не дам сына моего бесам".

Это был прямой вызов христианина обычаям и верованиям язычников. Вооруженной толпой язычники ринулись к Феодору, разнесли его двор, окружили дом. Феодор, по словам летописца, "стоял на сенях с сыном своим", мужественно, с оружием в руках, встречал врагов. (Сенями в старинных русских домах называли устроенную на столбах крытую галерею второго этажа, на которую вела лестница). Он спокойно смотрел на бесновавшихся язычников и говорил: "Если они боги, пусть пошлют одного из богов и возьмут моего сына". Видя, что в честном бою им не одолеть Феодора и Иоанна, храбрых искусных воинов, осаждавшие подсекли столбы галереи, и когда те обрушились, навалились толпой на исповедников и убили их...

Уже в эпоху преподобного Нестора, менее чем через сто лет после исповеднического подвига киевских варягов, Русская Православная Церковь почитала их в сонме святых. Феодор и Иоанн стали первыми мучениками за святую православную веру в Русской земле. Первыми "русскими гражданами небесного града" назвал их списатель Киево-Печерского Патерика, епископ Симон, святитель Суздальский († 1226; память 10 мая). Последняя из кровавых языческих жертв в Киеве стала первой святой христианской жертвой — сораспятием Христу. Путь "из варяг в греки" становился для Руси путем из язычества в Православие, из тьмы к свету.

На месте мученической кончины варягов святой равноапостольный Владимир воздвиг впоследствии Десятинную церковь Успения Пресвятой Богородицы, освященную 12 мая 996 года (празднуется 12 мая). В нее были перенесены в 1007 г. мощи святой равноапостольной Ольги. Восемь лет спустя здесь обрел место последнего упокоения сам святой Владимир, крестивший Русскую землю, а в 1044 г. его сын, Ярослав Мудрый, перенес в эту церковь останки своих дядей, Ярополка и Олега, предварительно "крестив их кости". Очевидно, последнее вызвано было требованием церковных правил о повторном крещении христианина при отсутствии достоверных свидетельств о первом крещении. С другой стороны, в древнем Киеве придавали большое значение древнехристианским сказаниям о возможности по особой милости Божией посмертного совершения таинства Крещения над людьми, скончавшимися вне церковного общения. Такой рассказ читается, например, в известном памятнике древнерусской учительной литературы — "Изборнике 1076 года", принадлежавшем сыну Ярослава Мудрого, благочестивому князю Святославу († 1076).

... Дивен Бог во святых Своих. Камня и бронзы не щадит время, а нижний сруб деревянного дома святых варягов-мучеников, сожженного тысячу лет назад, сохранился до наших дней; он был обнаружен в 1908 году, во время раскопок в Киеве, у алтаря Десятинной церкви.

источник

 

]]>
noonesdeal@rambler.ru (Administrator) Русские Святые и подвижники Tue, 14 Dec 2010 17:39:24 +0000
Евфросиния Колюпановская http://www.rushill.ru/russkie-svyatie-i-podvizhniki/evfrosiniya-koliupanovskaya.html http://www.rushill.ru/russkie-svyatie-i-podvizhniki/evfrosiniya-koliupanovskaya.html  

 

(Вяземская Евдокия Григорьевна; ок. 1758 - 3.07.1855, с. Колюпаново Алексинского у. Тульской губ.), блж. (пам. 3 июля и 22 сент.- в Соборе Тульских святых), Алексинская, Тульская. Впервые сведения о Е. К. собрал и издал ее духовник, настоятель ц. в честь Казанской иконы Божией Матери с. Колюпанова Тульской губ. свящ. Павел Просперов (см.: ДБ. 1862. Вып. 28), в 1911 г. И. М. Суриков составил ее жизнеописание.

 

{module Anywhere}

 


Мы ехали по утренней дороге среди лесов и полей, встречавших нас свежей зеленью и полевыми цветами. Восходящее солнце то дарило нам свое тепло, то ненадолго скрывалось за облаками. Мы ехали с легким и радостным сердцем в маленькое село Колюпаново, расположенное в Алексинском районе Тульской области. Именно здесь, среди холмов и березовых рощ, раскинулся Казанский женский монастырь, а рядом с ним – знаменитый на всю Россию святой источник Евфросинии Колюпановской.

Блаженная Евфросиния о себе никогда никому не рассказывала, но современники утверждали, что происходила она из древнего рода князей Вяземских, и была первой выпускницей знаменитого Смольного института благородных девиц в Санкт-Петербурге.

Евфросиния – ее монашеское имя. В миру она звалась Евдокия. Получив блестящее образование, обладая тонким умом и красотой, она привлекла внимание светского общества и стала одной из любимых фрейлин императрицы Екатерины II. Будущая подвижница дружила с семьями знаменитого Александра Васильевича Суворова и князя Юрия Долгорукова. Но однажды вместе с двумя другими фрейлинами, Марфой и Соломией, княжна Евдокия Вяземская решила тайно покинуть дворец и взять на себя крест подвижничества. Мы не знаем причин этого поступка: слишком ли вольные нравы придворной жизни, интриги или сплетни... Но в один из летних дней три фрейлины, воспользовавшись пребыванием двора в Царском Селе, оставили свои платья на берегу одного из прудов (пусть считают их утонувшими!), переоделись в одежды крестьянок и отправились странствовать. Евдокия побывала в нескольких монастырях: доила коров на скотном дворе, пекла просфоры. И только поборов в себе все человеческие слабости, испытав свой характер на прочность, в 1806 году она пришла в Москву к митрополиту Платону испросить благословение на особый подвиг юродства (мнимое безумие при полном здравии ума).

Увидев перед собой одаренную натуру, митрополит благословил княжну и под вымышленным именем “дуры Евфросинии” направил с собственноручным письмом в серпуховской Владычный монастырь к игумении Дионисии. Подвижница поселилась недалеко от обители, на месте монастырских погребов, в тесной избушке, взяв на себя тяжелейший крест одиночества, насмешек и лишений. Евфросиния ничего не готовила, не ходила на сестринскую трапезу, брала лишь хлеб да квас с монастырской кухни – этим и питалась.

В избе вместе с Евфросинией жили две кошки и три собаки – Милка, Розка и Барбоска. Любимцем старицы был ворон, с которым она разговаривала как с человеком. Однажды он спас ей жизнь. Дело было так. В ее келье случился пожар: кто-то из озорников, издеваясь над “дурочкой”, бросил в открытое окно пучок горящей соломы. Евфросиния стала тушить огонь и так обожглась, что слегла на шесть недель. Ворон не оставил ее: он приносил ей в клюве корочки хлеба, ягоды и воду, выхаживая больную хозяйку, в то время как люди забыли о ней.

Не зря пернатый питомец так заботился о своей хозяйке: он отвечал добром за добро. Вот что рассказывала одна из посетительниц, вместе с подругой ночевавшая в келье у старицы: “От чрезвычайно удушливого воздуха мы не могли уснуть. Вдруг в стекло кто-то постучал. Матушка подошла к окну, отворила и проговорила: “Что, нагулялся?” В это время в комнату влетел огромный ворон, каких мы никогда не видывали, и закаркал. Матушка принесла горшок каши, рассыпала ее на коленях и стала кормить ворона. А когда он перестал клевать, матушка набрала в рот каши, и он стал хватать ее изо рта, потом вспорхнул и вылетел вон. В полночь пропел петух, матушка перекрестившись со словами “Во имя Отца и Сына и Святого Духа” оправила лампаду и уже до рассвета молилась”.

В своей келье Евфросиния практически никогда не убирала, воздух в ней был настолько тяжелым, что однажды навестившая блаженную московская игумения спросила: “Матушка, зачем вы держите животных? Такой ужасный воздух”. На что Евфросиния с улыбкой ответила: “Это мне заменяет духи, которые я так много употребляла при дворе”. Животных своих блаженная очень любила, а звери и птицы отвечали ей такой же привязанностью. Стоило ей только выйти из своего жилища, как на голову и на плечи садились голуби и стаи галок сопровождали ее всюду.

Неизменной одеждой юродивой была власяница (рубашка толстого сукна серого цвета), а в лютые морозы – мужской тулуп. Ходила блаженная всегда босая. Волосы были острижены, голову она обматывала тряпицей, а на шее носила медные ожерелье и цепь, на которой висел большой медный крест. Под власяницей – тяжелые вериги (цепи), о которых никто не знал. Спала блаженная очень мало, лежа на полу вместе с собаками. А на вопросы, зачем она это делает, отвечала: “Я хуже собак”. Ночи ее были посвящены молитвенным бдениям. Строгая по отношению к себе, Евфросиния не могла спокойно смотреть на человеческое горе, на людские страдания и скорби. Во время жестоких напастей вымаливала она у Господа обильные дожди, щедрые урожаи и исцеления болящим.

Наступил 1812 год. Армия Наполеона подошла к Москве. Однажды французские офицеры увидели странную картину: блаженная собирала какие-то травки, корешки, камешки. Оккупанты стали издеваться над ней, оскорблять и бранить, а в ответ услышали обилчение на чистейшем французском языке.

Смирение и молитвенные труды открыли в Евфросинии дар прозорливости. Однажды по дороге в Серпухов заспорили две помещицы: как лучше обращаться с подчиненными. Сошлись на том, что обращаться нельзя ни строго – будут роптать, ни кротко – избалуешь. Заехали к старице. Блаженная побеседовала с ними о том о сем, а потом вдруг заметила: “Кротко, кротко”.

Рассказы о чудесах Евфросинии разнеслись по всей Центральной России. Но, как часто случается, земная слава повлекла за собой зависть, злобу и сплетни. Наговаривали на нее и монахини Владычного монастыря, и светские власти. Раздраженная на “странную” подвижницу новая игумения Владычного монастыря повелела убить трех ее собак. Евфросиния расплакалась – “собак убили – и меня убьют” – и переселилась из Серпухова в село Колюпаново. Местная помещица Протопопова полюбила старицу, построила ей новенькую светлую горницу, оштукатурила ее, деревья вокруг насадила. А блаженная поселила в этих хоромах... собак да кошек, индеек и цыплят, сама же облюбовала маленькую, душную каморку. И все четвероногие и пернатые обитатели небольшой комнатки находились в мире и согласии друг с другом.

Но и в маленьком Колюпанове не оставляли Евфросинию посетители. Шли отовсюду, просили молитвенной помощи, благодарили за исцеления.

Тяготясь людской славой, Евфросиния любила уходить за версту от Колюпанова в уединенное место рядом с Окой. В глубоком овраге с крутыми склонами, поросшими густым лесом, она предавалась тихой молитве. По дну оврага протекал небольшой ручеек, известный под названием речки Прошенки. В 40-х годах XIX столетия на склоне оврага подвижница собственными руками выкопала небольшой колодец, и, когда больные обращались к ней за помощью, говорила им: “Берите воду из моего колодезя – и будете здоровыми”.

В беседах со своим духовником иеромонахом Павлином (Просперовым) старица предсказывала, что в будущем в Колюпанове возникнет иноческая обитель.

Умерла Евфросиния 3 июля 1855 года в возрасте более 100 лет и была похоронена около местного деревянного храма.

В 1929 году большевики уничтожили эту церковь, а в 1996 году на ее месте был построен новый каменный храм в честь Казанской иконы Божией Матери. Теперь он стал монастырским. В этой церкви, с левой стороны, над могилой Евфросинии, поставлена мраморная рака.

Евфросинию Колюпановскую очень чтила Анастасия Ивановна Цветаева, родная сестра поэтессы Марины Цветаевой. Находясь в сибирской ссылке, Анастасия Ивановна собственными руками переписала ее житие, нарисовала портрет подвижницы и повесила его на стену. “Однажды, сильно болея горлом, живя одна в построенной из конюшни избушке, зимой, я мучилась острой болью и решила утром идти три километра – в больницу. Я молилась блаженной – и внезапно ощутила, что боль сразу прошла. И спал жар. Будь это от прорвавшегося нарыва в горле, был бы гной, но горло было чисто, я была здорова. Это было первое чудо в моей жизни от блаженной Евфросинии”, – рассказывала А. Цветаева.

По окончании ссылки, в 1959 году, Цветаева вместе с пожилой знакомой Татьяной Андрейчевой и ее внучкой Ритой поехала в Тульскую область искать могилку и источник подвижницы. “Усталые, но радостные, мы сели в Алексине на местный дребезжащий автобус и, сойдя по совету местных жителей у деревни Свинки, пошли пешком искать Колюпаново. Нас направили сначала к источнику, в широкую и тихую долину, где по звуку текущего из него ручья Рита нашла источник и привела нас к нему. Он истекал из узкого квадратного колодца, дно коего было усыпано медными и серебряными монетами. Над ними воды было с полметра. (Ни один озорной мальчишка их оттуда не выгреб – рассказы старших о старице Евфросиньи довлели, значит, и им!) Мы попили водички, лившейся струей в ручей. Ручей бежал в густых берегах, перебегал через дорогу, шедшую вдоль берега – и впадал в Оку”.

С тех пор А. И. Цветаева ездила на источник блаженной Евфросинии ежегодно. Однажды она вместе со своим другом поехала не той дорогой и… заблудилась. “Никак не могли найти дорогу, которая вела в долину, где был родник. Внезапно Александр Иванович остановился. “Знаете что? – сказал он. – Над нами все кружит жаворонок. Потом летит вперед – и снова возвращается. Как будто зовет. Пойдемте за ним!” И как только мы это сделали – жаворонок полетел вперед и вперед, затем повернул вбок – и мы вслед за летящей птицей вошли в утерянную долину”.

Уже в 1990 году Анастасия Ивановна сокрушалась: “Все предсказания старицы Евфросинии исполнились, кроме одного – что будет тут, в Колюпанове, обитель. С кончины старицы прошло 135 лет, а обители все нет. Но если 1000 лет перед Богом, как день един, то 135 лет подобны нескольким часам”. Но обетования святых никогда не бывают пустыми. Спустя пять лет, в 1995 году, близ чудотворного источника началось строительство Казанского монастыря.

А совсем недавно здесь произошло чудо. Родители слепого от рождения Саши привезли его на источник. В монастыре отслужили молебен о здравии и акафист блаженной Евфросинии, приложились к ее мощам, благословились у настоятельницы и отправились на источник. Мальчик троекратно окунулся в купель. “Вернулись домой из Колюпанова вечером, я положила ребенка в кроватку, включила свет – и он вздрогнул! – рассказывает Сашина мама. – Я показываю ему игрушку, а он улыбается…”

Дмитрий Кочетов

]]>
noonesdeal@rambler.ru (Administrator) Русские Святые и подвижники Mon, 26 Apr 2010 14:09:14 +0000